Личные взаимоотношения с Богом

Иногда возникает такой вопрос: какая может быть связь между благовестием и личными отношениями с Богом? Кажется, это отдельные вещи, которые мы должны разделить: когда мы благовествуем и когда мы имеем общение с Богом. Мы часто поем гимн «Все мои источники в Тебе», и это подтверждение тому, что Бог хочет в благовестии иметь дело только отеми, с которыми у Него есть правильные личные отношения.

В основание прочтем из Евангелия от Иоанна 21:1 5-17: «Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих.

Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих.

Говорит ему и в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: «любишь ли Меня?», и сказал Ему Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говоритему: паси овец Моих».

Это было время, когда Христос готовил Апостола Петра на благовестие и, когда в день Пятидесятницы Петр благовествовал, был удивительный результат. А перед этим Христос проверял отношение Петра к Нему. И все три раза это был отдельный диалог, когда Христос смотрел ему в глаза и говорил. Я думаю, что паузы между первым, вторым и третьим разом были немного разные. Наверное, в первый раз это было так естественно, что Петр даже не задумался, что это значит, когда Христос задал ему вопрос: «Любишь ли ты Меня?» Во второй раз все было уже немного по-другому. А в третий раз — написано, что Петр опечалился… Наверное, там была пауза побольше — это был анализ, это была проверка личных взаимоотношений.

Иногда мы считаем, что личные взаимоот­ношения с Богом — это утренняя молитва, это ежедневное чтение Библии, это наше служение, самоотдача, очень много труда — это то, что мы делаем для Господа. И, чем больше мы проводим в этом времени, тем лучше у нас личные взаимоотношения с Богом. Когда я размышлял над этим, я понял, что это не совсем так. Все это — результат наших личных взаимоот­ношений с Богом. Но Библию можно читать и без личных отношений с Богом, можно даже молиться, и не иметь личных отношений с Богом, можно много-много что-то делать, и забывать о том, что у нас нарушены отношения с Богом.

Я думаю, что инициатором личных отношений является Сам Бог. Когда Бог создал первого человека, Он Сам приходил в прохладе дня и беседовал с Адамом. Это было время, когда они имели самые прекрасные мгновения, общение. Мы читаем, как Бог имел встречу с Авраамом, и как Он оценивал Свои отношения с ним: «Утаю ли Я что-то от Авраама?» Бог открывал Аврааму самое сокровенное, то, что Он не мог открыть никому другому, то, что можно было открыть только самому близкому другу — и инициатива этих отношений исходила от Бога. Мы читаем, что Давид, который тоже имел особые отноше­ния с Богом, с удивлением говорит: «Что есть человек, что Ты, Бог, обращаешь внимание на него? Что Ты знаешь и видишь его?» Павел, когда говорил о том, что Иисус Христос воскрес­ший явился ему лично, сознавая свое недостои­нство, восклицал: «Мне, как некоему извергу… Богявилсялично!»

Мы читаем в Слове Божьем, что не мы искали Бога, но Он нашел нас и поставил, чтобы мы шли и приносили плод. Этим самым я хочу сказать, что нам ничего особенного не надо делать, чтобы у нас были правильные личные отношения с Господом — Бог Сам об этом заботится, Он ищет этого. Когда Он беседовал с  самарянкой, то сказал: «Наступает время, когда будут поклоняться в духе и истине. И вот таковых поклонников Бог ищет…» Бог ищет личных отношений с нами. И Он все сделал для того, чтобы они были правильными. Но что же все-таки нарушает наши отноше­ния с Господом, когда мы годами идем за Ним, совершаем какое-то служение, и вдруг чувству­ется — что-то нарушено…Когда Бог отчетливо проговорил Аврааму: «Я — Бог Всемогущий. Ходи предо Мною и будь непорочен?» Это произошло после того, как Авраам, получив обетование от Господа, что у него будет потомство, после того, когда Бог показал, открыл ему все, никак не мог дождать­ся обещанного, и тогда он послушал Сару, которая сказала, что, наверное, Бог не может сделать то, что обещал, и они решили «помочь» Богу. Составили план, и, когда это все произош­ло, Бог подошел к нему и сказал о Своем всемогуществе.

Наши личные отношения портятся только тогда, когда между нами и Богом становится грех. Нам нужно всегда помнить о том, что Бог есть Бог Всемогущий. Помните, когда Моисей должен был идти к фараону, и имел в этом большие переживания, в конце концов он спросил: «А если спросят меня: от какого Бога ты пришел? Кто тебя послал?» Бог сказал ему: «Я есмь, Сущий», т. е. живущий, живой. И затем добавляет: «Я Бог Авраама, Исаака, Иакова, с которыми ймею личные отношения. Я не просто являюсь Всемогущим, не просто Всевидящим, не просто Существующим — Я Бог, Который может иметь личные отношения с людьми». Фома, когда увидел Иисуса Христа воскресшего, сказал слова, которые изменили его отношение к Нему: «Господь мой и Бог мой!»Личные отношения с Богом дают нам силы иметь представительство здесь, на этой земле. «Будь непорочен, — говорит Господь Аврааму.— И этого будет достаточно, чтобы в наших отношениях все было нормально».
 
В 1 Послании Иоанна написано, что все мы много согрешаем, но если исповедаем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит от всякой неправды. Апостол Павел, говоря о Вечере, сказал «Помыслите о Претер­певшем над Собою такое поругание от грешни­ков, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими». Можно приводить еще много примеров, когда наши личные отношения с Богом нарушаются, когда что-то встает между нами и Богом. И мы стараемся сделать что угодно, стараемся больше уделять времени молитве, больше читать Слово Божие, больше трудиться… Мы еще больше устаем от этого, забывая, что что-то произошло — то, что нару­шило наши отношения. Почему? Почему для благовестия важно иметь правильные личные отношения с Богом? Я хотел бы сказать, что мы должны людям давать то, что мы имеем сами.
 
Помните, как Апостол Павел и Петр с Иоанном шли в храм помолиться, и к ним обратился хромой человек. И тогда Павел сказал: «Вот, серебра и золота нет у меня, но что имею, даю тебе». Если мы не имеем личных отношений с Богом, мы не можем людям дать Бога, Который будет иметь личные отношения с ними. Я замечаю, что очень часто, когда христи­ане, уже долго следующие за Господом, подходят ко мне с просьбой о чем-то помолиться, и я спрашиваю: «А ты сам-то об этом молился?» «Да что я!.. Я хотел бы, чтобы вы помолились…» Иногда мне просто хочется остановить такого человека и сказать: «Нет, давай начнем по-другому. Ты об этом молился с постом?» А когда я спрашиваю у людей: «Как дела?», часто слышу ответ: «Вашими молитвами!» И это говорят верующие люди, члены церкви. Я всегда спрашиваю: «Почему? Почему чьими-то молит­вами?» Ведь чья-то молитва — это не моя молитва, это не мои отношения с Богом. Верить в Сущего Бога, во Всемогущего Бога, и при этом не иметь личных отношений с этим Богом — это ничего не дает человеку.
 
В ноябре прошлого года, во время нашего съезда, у нас прои­зошло такое событие: у одного брата, который приехал из кишлака, родился первый внук. Было столько радости, мы благодарили Бога, все было благополучно… И вот месяц назад нам сообщили, что этот мальчик умер. Когда мы узнали об этом, то решили посетить эту семью, утешить ее. Мы узнали, что эта семья сейчас живет в кишлаке, у родителей жены. Родители — мусульмане. И вот мы с братьями едем, рассуждаем, что будем говорить, брать с собой Библию или нет, да еще и толком не знаем, где именно они живут… Мы позвонили брату, и он нам сказал: «Проедете два кишлака, а в третьем кишлаке спросите мулло Шамсулло — там все знают этот дом…» Мы еще больше растерялись — оказывается, мы едем не просто к людям, которые еще не знакомы с нами — мы едем к мулло, которого знают во всех кишлаках… Когда мы приехали, отец ребенка вышел нам навстречу, мы поприветствовались, он пригласил нас в приготовленную комнату. В кишлаке не было света, а уже темнело — принес­ли свечу, мы помолились и начали разговор. Пришел мулло Шамсулло, тоже сел с нами. Брат начал рассказывать о том, что произошло, и мы видим, что мулло как-то переживает, а потом он сказал: «Извините, я должен идти на молитву». Он ушел, и мы тоже стали молиться — за эту семью, за то, чтобы Бог благословил дальше… Прошло какое-то время, мулло вернулся, сел за стол. И один брат спрашивает его: «Вы сейчас молились? А кому была эта молитва?» Мулло немного замялся, а брат снова спросил: «Вот сейчас у вас была четвертая молитва — кому она была посвящена?» 1/1 знаете, для меня это было настолько удивительно, я даже сам этого не знал, когда мулло ответил: «Это был Пайгамбар Исо» — молитва Иисусу Христу. И брат стал дальше спрашивать: «А вы знаете Иисуса Христа? Вот вы каждый день свою четвертую мОлитву адресуете Иисусу Христу…» И после этого братья стали свидетельствовать о том, Кем для них является Иисус Христос, что с Ним можно иметь личные отношения… Нужно было просто видеть, как мы расставались — как он провожал нас за ворота, махал рукой… Мы уходили оттуда такие удовлетво­ренные, потому что мы могли быть орудием в руках Бога. И этот человек, который годами каждый день молится молитвой Иисусу Христу, не понимая этого, теперь начал задумываться о том, что, оказывается, с Иисусом Христом можно иметь личные отношения.

Нам важно понимать, что, если мы не имеем этого сами внутри, то мы никогда не сможем это дать другим. И когда мы видим, что нету результата, что происходит что-то не то, и не исправляем это, мы производим таких же христиан — христиан без личных отношений с Христом, без того, что можно получить от Господа.

Неверующие люди очень часто наблюдают за тем, как верующие готовятся к вечности. В прошлом году у нас в Таджикистане был такой момент: по всей стране в двенадцать часов ночи стали раздаваться звонки по телефону с сообщением, что с трех часов ночи до шести утра будет сильное землетрясение, которое разрушит весь город. А незадолго до этого как раз было несколько землетрясений, которые заставили людей переживать. Об этих звонках я узнал только на следующий день, но трудно предста­вить, что стало твориться не только в городе, но и по всей стране — звонили из всех стран, из Америки, Европы, из России, потому что все об этом узнали. Буквально все люди выходили на улицы, скупали бензин, садились в машины, куда-то ехали — это была ужасная ночь! Не знаю, с какой целью была сделана эта провокация. Когда на следующий день я зашел в магазин, сосед спросил у меня: «Ну как ночь прошла?» «Нормально, спокойно…» «Как — нормально?! Да ты знаешь, что было?..» и стал мне рассказывать об этой ночи. И тут я вспомнил: «Да, кто-то нам звонил в двенадцать часов, что будет такое землетрясение. Мы с женой помолились и легли спать. Проснулись, когда все уже стали расхо­диться». После этого у нас в церкви было очень много покаяний, потому что многие верующие в этой ситуации не смогли правильно сориентиро­ваться. А неверующие люди — они наблюдали за тем, как поступают верующие. Они смотрят не столько на то, о чем мы говорим, сколько на то, какое у нас отношение к тем или иным событиям.

Когда мы говорим о вечности, о встрече с Богом, о том, что нас ожидает, люди наблюдают, насколь­ко это соответствует тому, что имеется внутри нас. «Что имею — то даю». В этом году исполняется ровно тридцать лет с того времени, когда мой папа отошел в вечность. Ему было 54 года, у него был рак легких. Я никогда не забуду, как все мы, шестеро детей, были рядом, вокруг него, и за день до своей кончины он улыбнулся и сказал нам: «Дети, хочу сказать вам, что я видел смерть». То, что он говорил, и то, что выражало его лицо — он говорил, казалось бы, страшные слова с какой-то радос­тью, с особым восторгом. Мой старший брат стал его останавли­вать: «Не надо, папа, ты еще будешь с нами, ты нам еще нужен…» Он снова улыбнулся: «Да нет, дети, вы меня не поняли, я действительно видел…» «Ну, ладно, видел — и хорошо». Я до сих пор жалею, что не настоял, чтобы он рассказал, что же он видел, потому что его глаза горели — он видел смерть, и в то же время был таким радос­тным. На следующий день все мы снова были у его постели, комната была полна людьми. Папу приподняли, он спел песню — он у нас очень хорошо пел. Пригласили врача, она его послуша­ла и, улыбаясь, сказала: «Ну, Давид Давидович, я сейчас дочке дам лекарство, она сделает вам укол, вам будет лучше, и все будет хорошо…» А он так внимательно посмотрел на нее, тоже улыб­нулся и говорит: «Зачем вы меня обманываете? Вы же знаете, что мне осталось совсем немнож­ко». Она побледнела, почти упала на стул и некоторое время не могла ничего сказать. Потом она быстро засобиралась, и брат ее повез домой.

Пока брат вернулся, папа уже был в вечности. И брат рассказывал, что эта женщина-врач говорила, что она впервые в жизни встретилась с тем, что ясно почувствовала, что этот человек читает ее мысли, потому что она-то поняла, что он уже скоро отмучится от своих страданий. Но по своему долгу, как врач, она должна была сказать слова ободрения. «Но меня поразило,— говорила она,— как спокойно он говорил о том, что ему осталось совсем немножко быть здесь, на этой земле». И, когда папа отошел, мы благодарили Бога.

Я бы очень хотел до конца сохранить свои личные отношения с Богом, как сохранил их папа — до последнего дыхания. Это очень важно — достойно уйти и перейти к Господу. Очень многие люди пришли к Господу, когда видели, как уходят к Богу те, которые им свидетельствовали. Они оставались с тем Богом, с Которым они жили здесь, о Котором они говорили. Когда Апостол Павел говорит: «Для меня жизнь — Христос, а смерть — приобретение», это были не просто слова, это были его личные, самые близкие отноше­ния с Богом.

«Не в словах молитвенных речей и не в песнях жизнь души моей — вся она сокрыта во Христе, все мои источники — в Тебе» — мы часто поем этот гимн, часто повторяем эти слова, но это как раз то, чего нам так часто не хватает: источники — в Господе.

И сегодня Господь предлагает нам, чтобы перед тем, как мы пойдем куда-то, что-то будем планировать, проверить наши личные — один на один — отношения с Богом.

Когда я размышляю об этом, я невольно вспоминаю Даниила. Будучи очень высокопоставленным, имея все, он падает на колени и плачет. Что его беспокоит? О чем он пережива­ет? Он говорит о том, что нарушены личные отношения Израиля с Богом. В Писании есть такие слова: «У Тебя, Господи, правда, а у нас на лицах-стыд».

Когда мы будем молиться, будем настолько открыты перед Господом, чтобы в какое-то мгновение мы могли почувствовать этот стыд, который мог бы привести нас к искреннему и пламенному возвращению к тем отношениям, которых хочет Господь.

Мне часто бывает стыдно, когда я думаю о том, что сделал Христос, чтобы я мог быть с Ним… Написано: «Ибо так возлюбил Бог мир…» — не просто мир, не просто всю землю — так возлюбил Бог меыя лично, что послал на эту землю нашего Господа Иисуса Христа, Который умер за грехи наши, чтобы мы могли дорожить этим. Остань­тесь один на один с Господом и попросите у Него прощения за те моменты, когда мы не показали правильных отношений с Ним, когда мы не могли передать отношения, которые должны были повлиять и подействовать на тех, с которыми мы так много беседовали. Сделайте такь- и что-то может измениться.

И еще я хотел бы сказать, что нам с этого нужно начинать любое наше начинание, любые наши перемены — есть очень много хорошего, что можно применить в нашем служении — но все должно начинаться с личных отношений с Господом, и тогда Господь благословит. И тогда люди, окружающие нас, даже те, с которыми мы уже говорили, может быть, десять или двадцать лет назад, увидят это и по-другому отнесутся к тому, что мы им когда-то говорили. Пусть Господь благословит нас.

Склонимся перед Тем, у Кого правда. Склонимся для того, чтобы попросить у Него прощения, чтобы дальше идти обновленными и укрепленными той силой, источником которой является наш Спаситель — Господь Иисус Христос.

«Любишь ли ты Меня?» — этот вопрос нам сегодня задает Господь перед тем, как доверить нам нашу церковь, нашу семью, тех грешников, тех посетителей, тех соседей, тех сотрудников, тех попутчиков, с которыми мы встречаемся… Перед тем, как доверить их нам, Он хочет, посмотрев нам в глаза, посмотрев глубоко в сердце, чтобы мы не только словами могли сказать, как сказал Петр: «Господи, Ты все знаешь…» И тогда Господь скажет: «Иди, езжай в свой кишлак, езжай туда, где ты трудишься, где совершаешь свое служение, — и совершай его с той любовью, которая наполняет твое сердце. И тогда ты увидишь резуль­таты — БЛАГОСЛОВЕНИЕ». Аминь.

Александр Вервай
Журнал «Жизнь веры» № 2/2010 (54)